В Казахстан на четверть века …и обратно!

140
Из доярки в начальника цеха кирпичного завода? Возможно всё!

Вот так взглянешь на человека, и ведь немыслимо определить сразу, как жизнь его сложилась, много ли дорог пройдено да сколько встреч и расставаний за плечами.  Родилась Лидия Тотмина в посёлке Никитовка Новоглушинского сельсовета в большой семье – у девочки было три брата и четыре сестры. Родители работали в колхозе «Восход».

Несмотря на то, что мама была хрупкой и ослабленной, дети росли ухоженными, накормленными, одетыми и обласканными. До Муравьёвской школы три километра бегали по полевой.

– Это сейчас нас две сестры осталось… – женщина бросает печальный взгляд за окно, на снегирей, уютно уместившихся на ветвях ранетки. – Валя с 1952 года рождения, и я с 1938.

– Лидия Николаевна, в такой большой семье и детство наверняка интересным было?

– Да что там! Равно как и юность, и взрослая жизнь… Скучать некогда. Мама свинаркой работала, болела очень, мы ей помогали с сёстрами, ходили на ферму свиней кормить, а когда и пасли сами. Как-то песни пели-пели, да и уснули. Просыпаемся – один боров лежит, смотрит на нас глазами-бусинами: «Хрюк-хрюк». Ой, батюшки, как мы напугались, что прокараулили! Слышим, бригадир приехал, матерится – свиньи на картошке все. Спрятались мы в сене, да не тут-то было – нашёл да развёз всех по домам, побранив родителей.

Позже Лидия вышла замуж, а работать пошла на ферму, дояркой.

– С мужем как познакомились?

– Несколько раз женихи приезжали меня сватать, да я убегала из дому. Однажды маме знакомая сказала: «Ольга, отдай Лидку за моего Михаила», на что она ответила: «Я ей мать, а не хозяйка. Надо, так приедете и сами сосватаете, а там – как решит!»

Михаил как раз из армии вернулся. Вышло так, что провожал с Муравья до Никитовки один раз, я его толком и не разглядела, если честно. Разве что по школе его помнила мальчишкой, а тут вытянулся, возмужал.

В день сватовства девятнадцатилетняя я сказала, что замуж не пойду. Да только он серьёзно настроился, привёз в другой раз с собой свата, что славился у нас чародеем.

Заходит в тот день брат и говорит: «Лида, снова сваты приехали».

Зима, буран, я шапку в охапку и бежать к старикам соседям, прятаться. Да только мама смекнула где я, пришла: «Лида, ну что ты, быстро домой! Я же тебя не заставляю замуж выходить, но так неуважительно тоже нельзя с гостями!»

Вернулась, пимы у порога скидываю, и сват-колдун подходит, семечки протягивает: «Замуж за Мишку пойдёшь?» Я растерянно беру замёрзшими пальцами несколько: «Пойду!..»

– Девчонки, вот честное слово, не знаю, как он так сумел! – Лидия Николаевна удивлённо смеётся.

– Но не пожалели ведь?

– А куда уж? В 1958 году переехали на Муравей, устроилась на ферму. Свекровь меня недолюбливала, но с нами всю жизнь прожила. Родили и воспитали троих детей.

– Вы ж четверть века в Казахстане пожили? Самый пик молодости!

– Жили в городе Текели, в горах, щедро украшенных цветами и широкими бурными реками. По приезду я устроилась швеёй-мотористкой на трикотажную швейную фабрику. Шила быстро, шустро. Директор приговаривала: «Тотмина у себя в деревне все титьки наверно дояркой коровам поотрывала».

Потом меня назначили бригадиром на конвейер.

Да только надоело семье с тремя детьми жить по съёмным квартирам.

– Как-то в гостях знакомая спросила: «Лид, что там на трикотажке? Пошли на кирпичный завод, у нас через два года квартиру получишь!» – «Да ну?!» – «Правда…»

С фабрики не сразу отпустили, три раза по 12 дней отработала.

– В первый день на кирпичном отправили на ходки, потом на садку. Сначала трёшку-квартиру получили, потом и четырёхкомнатную. Привыкла, и командовать, и всё остальное. Тяжело было, но привыкла. Потом мастером, затем старшим мастером, а дальше восемь лет – начальником цеха (до пенсии).

– Дорожили вами, Лидия Николаевна, наверняка обладаете особыми качествами, что за любое дело смело брались всегда.

– Я коммунистом была, справедливой, но жёсткой. А ещё никогда работы не боялась. Ведь если кто-то может, то и я способна всё освоить… каждый из нас с вами обладает этими способностями, главное ценить и верить в себя. Миша вот, муж, шофёром проработал всю жизнь, но таким, которого невозможно было заменить.

…Мало кто в селе знает, но ещё подростком наша собеседница три года отработала на Барнаульском военном заводе.

В перестройку семья Тотминых вернулась на малую родину, в село Муравей. Лидия Николаевна давно овдовела, но обладает главным богатством: трое детей подарили шесть внуков и семь правнуков.

Елена БАХАРЕВА

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий
Пожалуйста, введите Ваше имя здесь